Sale!

Я пережила Освенцим

10,00 $ 9,00 $

Польская еврейская писательница Кристина Живульская в 1943 году попала в гитлеровский лагерь уничтожения — Освенцим. Ей удалось выжить, Советская Армия освободила ее. Кристина Живульская  рассказала людям  о том, что ей пришлось перенести, в книге «Я пережила Освенцим» (1947). Она была переведена на многие языки.

Category:

Description

Польская еврейская писательница Кристина Живульская в 1943 году попала в гитлеровский лагерь уничтожения — Освенцим. Ей удалось выжить, Советская Армия освободила ее. Кристина Живульская  рассказала людям  о том, что ей пришлось перенести, в книге «Я пережила Освенцим» (1947). Она была переведена на многие языки.

„Нас выстроили в ряды на татуировку. Несколько человек упало в обморок, иные кричали. Пришла моя очередь. Я знала, что эта боль, которая продолжается одну минуту, пустяк в сравнении с тем, что нас еще ждет, что будет продолжаться, может быть, годы. Заключенная с очень малым номером и красной нашивкой без «П» (фольксдейчка) взяла мою руку и начала выкалывать очередной номер: 55 908. Она колола меня не в руку, а в сердце — так я это ощущала. С этой минуты я перестала быть человеком. Перестала чувствовать, помнить. Умерла свобода, мама, друзья… Не было у меня ни фамилии, ни адреса. Я была заключенная номер 55 908. С каждым уколом иглы отпадала какая-то часть моей жизни”.

Раньше она никогда не увлекалась стихосложением, но в Освенциме Жувильская начала писать стихи, чтобы легче переносить бесконечные ежедневные переклички. Заключенные заучивали эти стихи на память и, по возможности, распространяли их дальше. Большой популярностью пользовалось стихотворение „Марш сквозь ворота” (пол. Wymarsz przez brame), которое с язвительным юмором описывало выход заключенных на трудовые работы за пределы лагеря и завершалось вдохновенным призывом к стойкости в ожидании дня освобождения. В лагере была написана и поэма „Апель”, можно сказать, она спасла жизнь своему автору. Валя Костецкая, которая занимала в лагере более привелегированное положение, услышала эту поэму и, растроганная, отыскала поэтессу. Она оказала покровительство находившейся при смерти Кристине. В итоге, в феврале 1944 года Костецкая организовала перевод Кристины Живульской в Биркенау, в бригаду складского хозяйства (нем. Effektenkammer kommando).

Работа на складе, куда свозили личные вещи, конфискованные у заключенных, считалась одной из лучших. Заключенные, занимавшиеся этим делом, были избавлены от тяжелейшего физического труда, у них была отличная возможность нелегально добывать еду, одежду и многое другое. Они спали в бараках, меньших по размеру, им разрешалось носить гражданскую одежду и отращивать волосы. Кроме того, они были избавлены от перекличек и селекции. Но, несмотря на все положительные стороны своего положения, рабочие этой бригады жили рядом с крематорием, и потому не могли избежать жуткого зрелища, криков и смрада безжалостных массовых убийств, которые ежедневно производились всего в нескольких сотнях метров.

К концу 1944 года, Кристина сочинила еще один песенный парафраз – „Марш свободы” (пол. Marsz o wolnosci). Она позаимствовала хорошо известную мелодию советской песни 1937 года „Москва майская” братьев Дмитрия и Даниила Покрасс. Песня была известна также и как „Прощальный марш„, ее исполняли заключенные, в том числе и Кристина Живульская, во время их депортации из Биркенау. 18 января 1945 года Жувильская смогла бежать во время этого марша смерти.